Alaska. Arcadia Project

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alaska. Arcadia Project » В салоне delorean » Никогда не знаешь, что ждет тебя впереди.


Никогда не знаешь, что ждет тебя впереди.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sa.uploads.ru/t/EcsZr.gifhttp://sa.uploads.ru/t/ZPEWJ.gif

в книге нечисты мы под заголовком:
Никогда не знаешь, за каким углом тебя поджидает встреча с экзистенциальным ужасом.


а главные монстры:
Keefer Sheridan, Paul Ripley


место и время встречи изменить можно, если осторожно:
середина августа 2013 год, город Вашингтон.


а дело было так:

Одним ужасным вечером, Пол возвращается домой, после очередного трудового денька. И казалось бы день этот будет таким же, как и все до него, но не тут то было. На глаза мужчине попадается полицейский, который еле волоча ноги, едва не падая пытается скрыться в одном из проулков. Доблестный врач не может закрыть глаза на подобное, потому следует за копом, думая, что возможно тот получил ранение и ему необходима помощь. Рипли находит страдальца сидящего под стеной и не желая терять драгоценного времени - ведь, от этого может зависит жизнь того человека - пытается понять что случилось с этим господином. Какого же было его удивление, когда в этом полицейском он узнает бывшего ударника и сотрудника правоохранительных органов - Клайда Дженсена. Ведь уже, считай два года, этот индивид считается погибшим.
И было сказано, встречи с покойниками до добра не доводят. 

Отредактировано Keefer Sheridan (Ср, 26 Ноя 2014 01:26:22)

+1

2

Тусклый свет лампы, под самым потолком, выхватывал из полумрака лишь часть той территории, на которой сейчас находились двое: мужчина, одетый в форму представителя правоохранительных органов, и девушка, сидящая перед ним на стуле и лишенная свободы действий. Молодая брюнетка, в изорванном платье и с многочисленными ссадинами и синяками на руках. Под губой кровоподтек, под  глазами мешки, указывающие на то, что по здоровью особы был нанесен значительный удар, который может из простой опасности перерасти в настоящую угрозу для жизни. По раскисшему макияжу, можно сделать вывод, что она плакала, а опухшим глазам, решительно заявить, что плакала она довольно долго.
  Тем, кто совершил с ней подобное зверство был ни кто иной, как этот мерзавец, который сейчас любовался плодами своих трудов, не без гадкой ухмылки на лице. Этим глупым упреком, о том, что весьма низко мужику поднимать руку на беззащитную женщину, Шеридана пристыдить никогда не удастся. Если бы эта шалава знала свое место и не шла поперек людей, которые ей явно пришлись бы не по зубам, она бы сейчас могла сидеть дома, укутавшись в одеяло, пить кофе и смотреть мыльную оперу. До чего же самоуверенные эти едва оперившиеся агенты ФБР. Думают, что блеф заставит преступника нервно заерзать на стуле, а после совершить какой-то просчет, руководствуясь одним лишь своим страхом быть пойманным с поличным? Увы и ах. Даже если бы Кифер имел какой-то серьезный компромат на своих врагов, он ни за что бы не заявился к ним с угрозами. Почему-то люди думают, что после подобных заявлений вражина будет трепещать перед тобой и кланяться в ноги, но ни у кого не возникает мысль, что от вас попытаются попросту избавится. 
  Через пару дней от пропавшей девицы найдутся только рожки да ножки. Точнее сказать, кисти рук и, собственно, голова. Шеридан держал ее три дня в неволе, морил голодом и всячески издевался, дабы выудить из нее хоть какую-нибудь полезную информацию о так званных, внезапно появившихся новых фактах по старому делу. Но кроме нытья ничего не получил. Да и не сильно он был этому удивлен. Много ли будет знать человек, окончивший свою стажировку всего лишь четыре месяца назад? Но этих четырех месяцев хватило, что бы девушка вообразила себя героем дешевого фильма о спец агентах и детективах, да еще и докопалась до каких-то мнимых обстоятельств по делу. Как жаль, что наша реальность куда жестче, чем та, которую мы видим на экранах ТВ. Реальность, где за малейшую оплошность ты расплачиваешься собственной жизнью. И никакой, случайно свалившийся на голову обидчика кирпич, тебя не спасет.  Да и обидчики не так глупы и наивны, и не станут ожидать, когда за ними придут люди в форме, размахивая своими полицейскими значками.
  Банда Крысолова была самой влиятельной в этих краях. В свои сорок семь Ник Корвис добился многого, будучи криминальным авторитетом. Он крышевал почти все местные бордели и казино, нередко помогал с левыми документами. Так Киф с ним и пересекся, в дальнейшем подсобляя Корвису в некоторых делах, с которых и сам имел долю. Свое прозвище Ник получил за бдительность, если можно так сказать. В рядах его ребят вы не найдете ни одного, который бы поведал вам о грехах своего босса. А если таковые и были, то жить им оставалось ровно до очередной встречи с Корвисом. Обычно, такие не вытягивали и двух дней.
  Как раз из-за одной такой крысы, сейчас и началась вся эта канитель. Брат этой сучки из ФБР, два года назад скопытился от передозировки наркотиков. И, предположительно, дурь ему толкнул один из людей Корвиса. Тогда это дело не смогли раскрутить в полной мере, так как самого Крысолова попытались подставить и за чужие грехи он отвечать не собирался. Ник пошел на сделку с государственным обвинителем, а тот, будучи человеком весьма алчным, и жаждущим карьерного роста, не смог отказаться от выгодного предложения. Делу не дали ход, да и само дело затерялось где-то в архивах. А товарищ прокурор за пару лишних заслуг, по слухам, получил предложение более выгодной, для него, работы за границей и с тех пор от него ни слуху, ни духу. Не без помощи Кифера тут обошлось.
  Едва маленькая дрянь поступила на службу, тут же начала рыть носом землю, дабы дать ходу старому делу, что не сулило ничего хорошего. Мстительная она, видать, была особа. Возможно, даже что и в ФБР она пришла только лишь из мести человеку, который никогда не занимался поставкой и купле продажей сильных наркотических препаратов. Недаром ведь говорят, что ворошить прошлое дело бедовое.
  Возможно, кто-то подумает, что убийство этой дамочки, которая разводила шумиху о старом грешке Крысолова, только больше привлечет внимание ФБР к этой банде, но среди преступников тоже не дураки водятся. Склад, на котором они сейчас находятся, принадлежит одному состоятельному человеку, милая дочурка которого оказалась человеком опасным для общества.  Двадцатидвухлетняя  Элизабет Крэйберг была осуждена за убийство нескольких своих одногруппниц и признана невменяемой, вследствие чего, неделю назад ее поместили в психиатрическую лечебницу, а она возьми да и дай драпу оттуда. Ее делом занималась эта очаровательная мисс, жить которой остается полчаса. Крэйберг прославилась тем, что из своих жертв она делала живые скульптуры, расчленяя тела молодых девушек и пристраивая их части так, как хотелось и куда хотелось ее нездоровому воображению. Своим кровавым искусством она занималась как раз в этом подвальном помещении склада, так что копы еще долго будут думать да гадать, за что же поплатилась молодая сотрудница ФБР, к тому же прослеживается след того самого странного убийцы, который, с недавних пор, стал главной головной болью для всех правоохранительных служб США. И как он тут затесался, неясно вовсе. Мистеру Крэйбергу теперь надолго придется позабыть о деловых встречах, ведь он первым окажется в списке подозреваемых у копов. А копы, как и известно, люди ленивые – им лишь бы преступник сидел за решеткой, а уж какие у него повинности их не беспокоит. Главное дело закрыть. Да и сбежавшая девчонка, сейчас, их главная заноса в заду. Спишут убийство на нее, мол, из мести за свой срок и непонимания ее прекрасного искусства, и концы в воду.
 
  Через полчаса Шеридан уже покидал место преступления. Или, будет уместнее сказать, пытался? Оттачивание таких навыков, как продолжительное и беспрерывное разложение тел, превышающих размеры его руки, не обходилось без удара по физическому состоянию. Такие эксперименты его когда-нибудь до могилы доведут. Но, благодаря этим экспериментам он так же сможет узнать предел своих сил и возможностей. Во всем есть свои плюсы, просто некоторым не дано их разглядеть.
  Он уже миновал два квартала, однако чем дольше он продолжал продвижение, тем меньше тело внимало сигналам его мозга. Сейчас его температура подскочила, наверно, под тридцать девять, а может и под сорок. Подвижность сходила на нет, накатывающий жар сбивал привычный ритм дыхания, голова тащила к земле, а зрение и подавно подводило. Хватаясь рукой за кирпичную стену, и приваливаясь к ней плечом врем от времени, Шеридан все же кое-как волочил ноги, часто останавливаясь для того, что бы сделать вдох, собраться с остатками сил и попытаться сделать еще хоть один шаг. Но ноги грозились, с минуты на минуту, подкосится и более не выдерживать на себе вес тела своего хозяина. По сему, едва достигнув угла дома, Киф тут же завернул в проулок, оканчивавшийся тупиком, и рухнул не земь, не находя в себе больше сил, кроме как для того, что бы отползти подальше в тень и прислонится спиной к стене. Сделать глубокий вдох, прикрыть глаза и надеяться, что его отпустит до того, как он попадется кому-либо на глаза.

+1

3

Финальный стежок, и рана на теле мужчины будет затянута, а операция закончена.
- Синди? - зовёт Пол, не отрываясь от иглы.
- Пульс в норме. Давление в норме, - спохватившись, констатирует молоденькая пректикантка с двумя светлыми короткими косичками, смотря на показатели приборов.
- Вот и прекрасно. Поздравляю всех с очередной отличной работой! - затянув стежок и отложив иглу, Рипли смотрит на своих коллег, и по его глазам можно видеть, что за защитной медицинской маской мужчина улыбается. Хирурги облегчённо вздыхают, пара студентов даёт друг другу пять, один из коллег протягивает Полу руку, которую тот с готовностью пожимает. 
- Что, рад со мной работать? - с гордостью спрашивает коллега-хирург, примерно того же возраста, что и Рипли.
- Ровно до того момента, пока ты не начинаешь об этом спрашивать, - вторит Пол, однако оба, уже давно привыкшие к такому стилю общения, по-доброму усмехаются друг другу, развязывая медицинские маски. 
- Ладно, пойду, обещал жене быть дома пораньше, а с этим спецназовцем... - коллега не заканчивает фразы, указывая на лежащего на операционном столе мужчину лет сорока.
- Вот поэтому я и не даю обещаний, - с улыбкой отзывается Рипли, снимая резиновые перчатки и бросая их в урну. Коллега хмыкает что-то про холостяцкую свободу, и они с Полом, похлопав друг друга по плечу, расходятся, едва в операционной появляются санитары, вместе с которыми, ещё раз поблагодарив хирургов за отличную работу, Рипли сопровождает очередного спасённого пациента до его палаты. Это сопровождение стало чем-то вроде ритуала для хирурга, за несколько лет работы в медцентре прочно вошедшего в привычку. Кроме того, сразу проследовав в палату, Пол мог приступать к исцелению пациента сразу после ухода санитаров, приближая человека к выписке из больницы, где лежать всё же не очень весело. Хирург наблюдает, как мужчину переодевают и перекладывают на удобную койку, и как только санитары покидают палату, Пол подходит ближе к изголовью, смотря на спецназовца, и почему-то внезапно ощущает эффект дежавю. 
- Доктор Рипли...
Внезапно раздавшийся девичий голос вывел хирурга из его минутной задумчивости и заставил обернуться на дверь, где стояла светловолосая практикантка.
- Ты разве не торопилась домой, Синди? - интересуется мужчина. Девушка неуверенно касается одной коротенькой косички.
- Да, я как раз собиралась, чтобы успеть к ужину: у родителей годовщина.
- Вот как. Поздравляю, - искренне улыбнулся Рипли. Её внимание к родителям по-настоящему тронуло мужчину. Работая хирургом, он и сам старался не пропускать семейные праздники, поэтому ему было приятно услышать, что так заведено не только в его семье.
- Спасибо, - практикантка смущённо опустила глаза, но затем снова посмотрела на Пола. - Я подумала, нам ведь с Вами на автобус в одну сторону, и поэтому, может быть, если у Вас нет других планов, можно было пойти вместе.
Рипли был удивлён. Нечасто девушки вот так спрашивали его проводить их, обычно это он проявлял инициативу. Хотя против мужчина ничего не имел, тем более что в последнее время на личном фронте было всё настолько отлично, что весь личный фронт был занят им лично. Им и, может быть, способностью, которой он по-прежнему уделял большое количество времени, обычно в это время обходя палаты и приближая пациентов к выздоровлению. Однако сейчас на него с надеждой смотрела симпатичная девушка, набравшаяся смелости заговорить с ним не только как с профессионалом. Конечно, это не далеко не свидание, но всё же хоть что-то. Может быть, стоит уделить время и своей жизни? Мысленно Рипли прошёлся по списку пациентов. Насколько он помнил, в основном все они, даже те, кому операции ещё предстояли, чувствовали себя хорошо, не без его участия, а тех, самочувствие которых пока ещё не вошло в норму, было немного. На них он и сконцентрируется сегодня.
- Конечно, пойдёмте, - мягко ответил девушке Пол. - Собирайтесь и, если я не подойду через пятнадцать минут, немного подождите меня у главного выхода, хорошо?
Синди улыбнулась и, кивнув, быстро вышла из больничной палаты и заторопилась к ординаторской хирургии. Проводив девушку взглядом через стекло, Рипли заметил, что в коридоре ей вслед долгим взглядом посмотрел один из его практикантов, Оливер. Мысль о том, что он невольно стал препятствием на пути у парня, которому девушка явно нравилась, вызвала на лице Рипли усмешку. Похоже, Синди предпочитает тех, кто уже вышел из категории мальчиков. "Хотя лучше не зевать", - решил про себя мужчина, снова повернулся к спящему спецназовцу и, положив тому ладонь на грудь, сконцентрировался на исцелении. Армеец словил три пули, пробившие бронежилет и лёгкое, операция была кропотливая, и хотя во время неё Пол, давно навострившись, тоже использовал способность, помощь в востановлении этому человеку не помешает. Отняв руку, мужчина удовлетворённо отметил, что швы уже еле прощупываются сквозь ткань больничной рубашки, а лицу спецназовца полностью вернулся нормальный цвет. Если бы можно было исцелить мужчину полностью, не рискуя вызвать вопросы, Пол бы так и сделал. Каждый раз ему становилось немного жаль, что он не может помогать людям в открытую и на полную, ведь сколько бы жизней можно было бы тогда спасти даже без хирургического вмешательства, быстрее, эффективнее? "Хотя можно ли помочь всем?" - хирург помрачнел при этой мысли, от неё у него появилось ощущение, как будто так он уже думал когда-то.
Как будто так уже было...
Чувство повтора стало сильнее, и, на сей раз уцепившись за него, Рипли вспомнил кое-что, а точнее кое-кого, ещё одного спецназовца, который попал к ним в центр на лечение. В тяжёлом состоянии, с множественными переломами, он тут же, прямо с вертолётной площадки, вместе с ещё несколькими раненными товарищами был перевезён в операционную для немедленной помощи - медцентр давно заключил контракт с военным спецподразделением на монополию медицинского обслуживания. Вместе с группой более опытных хирургов Пол лично оперировал этого спецназовца, самый тяжёлый случай из всех поступивших, и вопреки всем прогнозам со сложностями операции и реабилитации, мужчина уже на следующий день пришёл в сознание, как раз когда Рипли заходил в палату, чтобы проверить состояние пациента, а заодно снова употребить свои целительские способности для скорейшего выздоровления спецназовца. "Оздоровительную терапию исцелением" пришлось отложить, но хирург был рад и просто спросить у пациента, как тот себя чувствует. Армеец был крепким молодым мужчиной двадцати восьми лет, и вкупе с исцелением его собственные силы работали на полную, серо-голубые глаза смотрели живо и ясно, на вопросы Пола он отвечал коротко, но охотно, а когда эти самые вопросы закончились, первым же делом поинтересовался, включены ли в больничное питание чипсы хотя бы спецназу, в качестве исключения. Даже жаль было разочаровывать этого бравого парня, Дженсена. Точно, Клайд Дженсен, так его звали, это имя, стоило Полу ещё немного напрячь память, он тоже воскресил из невольного забвения. При этом на обычно спокойное лицо хирурга легла тень. Только имя этого парня и можно было теперь воскресить. Буквально через несколько месяцев, ночью, когда Рипли уходил с работы домой позже обычного, перед медцентром остановилась тёмная армейская машина. Почти в полном молчании, люди в униформе выгрузили на носилках большой чёрный пакет и быстро повезли к дверям больницы. Тогда Пол решил не мозолить глаза военным и просто продолжил путь, хирург и не задумывался о том, что умерших спецназовцев тоже привозят в их медцентр. Чистое любопытство не преминуло заявить о себе, и на следующий же день, придя пораньше, Рипли узнал, что ночью в морг центра был привезён обезглавленный труп того самого Клайда Дженсена. Что Пол почувствовал? Он и сам плохо понял, с сильными эмоциями более-менее справляться его научила работа, но в любом случае осознавать, что совсем недавно ты лечил человека, наблюдая за тем, как он день ото дня становится ближе к тому, чтобы встать на ноги, только ради того, чтобы узнать, что теперь этот же человек лежит в холодильной камере без признаков жизни, было странно. Странно и тоскливо. Переключая внимание разве что только на операциях и обходе, весь день Рипли провёл в скорбной задумчивости о том, насколько резко может вывернуть жизнь к тому, чего, казалось, удалось избежать, и насколько, на самом деле, мало влияния может на неё оказать человек, даже если он со сверхспособностями.
"Но разве это повод, чтобы прекращать пытаться?" - мысленно спросил хирург, стоя над спящей светловолосой девочкой лет двенадцати. Вспоминая историю со спецназовцем, он уже успел обойти четверых тех самых тяжёлых пациентов, которых себе наметил, и эта девочка была последней: она попала в центр с переломом позвоночника - сбила машина. Коснувшись шеи девочки, Пол снова сосредоточился на исцелении, ему даже показалось, что он слышит, как в ускоренном темпе заживляются её кости, наполняются силой связки, восстанавливаются нервы и повреждённые ткани спинного мозга. Рипли знал о неутешительных прогнозах, о том, что говорили, что эта девочка уже не сможет нормально ходить и разговаривать. Она сможет. Он позаботится об этом. Как и о том, чтобы все предыдущие пациенты и все те, кто находился в хирургическом отделении, снова вернулись к полноценной жизни. Когда исцеление было закончено, Пол вышел из больничной палаты. Знакомая слабость начала накатывать на мужчину, однако, на его взгляд, она была не самой большой платой за здоровье четырёх человек. 
Проходя мимо стойки регистратора, Рипли напомнил себе, что сегодня его ждут не только обязанности врача. Мужчина бросил взгляд на часы в коридоре, и, заметив, что отведённые им самим пятнадцать минут до встречи с Синди уже прошли, направился прямиком в ординаторскую. Переодевшись в свои светло-синие джинсы и рубашку, Пол вышел из комнаты и двинулся ко входу. Девушка уже ждала его. Лучезарно улыбнувшись Рипли, поблагодарившему за ожидание, Синди вместе с ним вышла из здания медцентра, и вместе они направились к автобусной остановке по постепенно темнеющей улице. За невзначай начатым разговором, посматривая на девушку, Пол спрашивал себя, почему он не приметил её раньше. Конечно, она всегда выглядела милой, особенно с этими её двумя косичками, совсем девчачьими, но сейчас, за пределами операционных, Рипли видел, что Синди по-настоящему привлекательна: симпатичному лицу с аккуратными чертами не нужно было косметики, чтобы быть выразительным, а стройную фигурку выгодно подчёркивали шорты и топ. Пол почти и не заметил, как быстро он вместе с девушкой дошёл до заполненной остановки, по дороге досадуя на себя за то, что его автомобиль до сих пор находится в ремонте, ведь он бы мог и подвезти девушку. Хотя ждать транспорт пришлось недолго, и, когда автобус с яркой рекламой газировки на боку затормозил и открыл дверь, Рипли, пропустив Синди вперёд, на мгновение обернулся в переулок, где какое-то движение привлекло его внимание. Присмотревшись, мужчина понял, что не ошибся: в конце переулка, прислонившись к стене, еле передвигал ноги человек, судя по всему, в форме полицейского. Даже с расстояния было ясно, что полицейский уже на грани, вероятней всего ранен, и нуждается в скорейшей помощи. Пол хотел было крикнуть или хоть как-то дать знак Синди, но девушка уже потерялась в толпе вошедших в салон людей и вряд ли бы даже услышала его. Рипли снова обернулся в переулок. Человек в форме, ковыляя, завернул за угол дома и, слабо держась за него, осел на асфальт. Больше колебаться было нельзя. С сожалением коротко посмотрев на окна автобуса, Пол протиснулся мимо других входящих пассажиров и поспешил в переулок. Время приближалось к одиннадцати, и хотя лето ещё не прошло, но дни постепенно шли на убыль, поэтому в отличие от освещённой улицы здесь царил полумрак. Заглядывая за каждый поворот по левой стороне, за третьим, тут же оканчивающимся тупиком, хирург и обнаружил того самого полицейского. Привалившись к кирпичной стене дома и сидя прямо на земле, страж порядка сипло и неровно дышал, уронив голову на грудь, тёмная фуражка упала с его коротко стриженой русоволосой головы и лежала рядом. Рипли быстро встал на колено перед полицейским. Надо было оценить его ранение, и если оно слишком серьёзное, вызывать скорую - после исцеления четверых тяжёлых пациентов и операций днём Пол уже не доверял своей способности на все сто процентов. Но прежде нужно было проверить, в сознании ли полицейский. 
- Офицер, вы слышите меня? - достаточно громко спросил Рипли, касаясь плеча стража порядка, на что тот приподнял голову и исподлобья посмотрел на хирурга.

Пол не мог поверить своим глазам. Тут же появилась мысль списать то, что он видел, на усталость, которую он недооценил, и разыгравшееся воображение. Но человек перед ним был из плоти и крови. Осунувшееся, но всё то же лицо, мутные, но всё те же серо-голубые глаза. 
Ошибки быть не могло. Перед Рипли был погибший два года назад Клайд Дженсен. 

Finally!

Я закончил наконец-то! http://s3.uploads.ru/OoZkm.gif  Билось это целую неделю, прости за ожидание! Если что надо ещё дописать, добавить, изменить, говори обязательно.

Отредактировано Paul Ripley (Пн, 1 Дек 2014 19:37:00)

+2

4

И все же, дело пошло не так гладко как хотелось бы. Совсем скоро Кифер услышал торопливые шаги, значит, его все-таки кто-то заметил. Этот кто-то вскоре уже оказался подле него и хорошо, если бы это был какой-нибудь гражданский, но…
 

Даже шевельнуться было больно, а во рту чувствовался привкус крови. Дыхание сбивалось, и создавалось впечатление, что кто-то медленно, но верно перекрывает ему кислород. Сырая земля, битое стекло, сломанные ветки, ободранная листва. Лучше бы он сразу рухнул на холодный асфальт, тогда бы не пришлось терпеть все эти мучения. А еще лучше, если бы бдительность не терял. Тогда бы его вообще не выбросили из окна четвертого этажа. А теперь что? В лучшем случае медленная, но болезненная смерть. В худшем – инвалидное кресло.
  - Дженсен! – откуда-то послышался голос командира, а потом кто-то рухнул рядом с ним, и попытался приподнять, но в итоге болезненные стоны и откашливание крови, пошедшей горлом.
  - Срочно, надо вызывать скорую, - обеспокоенный голос, видимо как раз того человека, который сейчас находится рядом. Но пострадавший уже не видит ничего, его сознание постепенно проваливается во тьму, в которой слышны только далекие голоса товарищей.
  - Нет, они не успеют приехать. Давайте его в вертолет…  Как-нибудь.
  Последним что он запомнил, было пронизывающее болезненное ощущение во всем теле. И молящий голос со словами «потерпи немного, Клайд. Все будет хорошо, ты только держись», а потом мрак.
  Когда он очнулся, ощущения были как после славной попойки в баре. Во рту все пересохло, перед глазами все расплывалось, голова кружилась. А еще раздражающе пищащий будильник. Хотя, стойте. Это не будильник. Клайд пытается повернуть голову на звук и понимает, что этот звук доносится от больничного аппарата, на экране которого всегда бегает забавная кривая, отражающая сердечный ритм.
  Хорошо, что до прихода доктора последствия наркоза его отпустили.
  - Эй, Док, какие новости? – едва завидев на пороге человека в белом халате и анализами в руке, Клайд не скупится на бестактное поведение, что с него взять – Мне уже надо морально готовиться к ограниченным возможностям моего физического состояния?
  - Я не думаю, что вам стоит так пессимистично смотреть на всю эту ситуацию, - немного растерянно, но с добродушной улыбкой отзывается в ответ человек, с именем «П. Дж. Рипли» на бейджике, - Я уверен, что вы полностью оправитесь от полученных повреждений.
  Видимо, Док не ожидал, что активность к Дженсену вернется так быстро, но все же был рад тому, что она вообще вернулась.
  - Кстати, как вы себя чувствуете?
  - Ну, не считая того, что я похож на ебаную мумию, вполне сносно. Только вот жрать больно охота. Вы, случаем не захватывали пачку чипсов себе на перекус, нет? Ну ладно. А еще у меня все зудит. Может, почешите мне правую ногу? Или нет, давайте наймем мне медсестру в коротеньком халатике? Эдакую шикарную брюнетку с карими глазами и третьим размером груди, да. От массажа бы я тоже не отказался. Так спина болит и шея затекла.

  Шеридан не мог похвастаться отличной памятью на лица, но сейчас он мог бы поспорить на что угодно, что перед ним тот самый доктор Рипли, который, в буквальном смысле, поставил его на ноги, пару лет назад. До чего же не к месту он тут. К такому жизнь Кифа не готовила. Хватило с него и одного убийства невиновного, решиться на еще одно он не был готов. Хоть сейчас от этого зависит его дальнейшая судьба. Надо будет придумать, как бы так потолковее объяснить хирургу, что увиденное им сегодня, должно остаться в стенах этого переулка.
  - Привет, Док! Жаропонижающего не найдется? – скупо ухмыльнувшись, наконец, нарушает молчание лже-коп, не отрывая взгляда от лица пришедшего ему на помощь.

0


Вы здесь » Alaska. Arcadia Project » В салоне delorean » Никогда не знаешь, что ждет тебя впереди.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC