Alaska. Arcadia Project

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alaska. Arcadia Project » Нити реальности » This is a gift, it comes with a price.


This is a gift, it comes with a price.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s48.radikal.ru/i122/1209/71/0cd57c3f0578.gif

в книге нечисты мы под заголовком:
This is a gift, it comes with a price. Who is the lamb and who is the knife?

а главные монстры:
Данте и Шиван.

место и время встречи изменить можно, если осторожно:
январь, 2015 год. Спустя пару недель после приезда Шиван на Аляску, Ситка. Кладбище Ситки, после полудня.
Погода достаточно приятная, пасмурно, идет снег, но безветренно.

а дело было так:

То, что случилось, уже не исправить, не переписать, а вот создать совместно лучшее будущее возможно. Ты согласна?

+1

2

___________
    Она снова чувствует себя собой. Ее руки больше не трясутся. Сердце не стучит в бешеном ритме. Глаза не хотят плакать. Щеки не покрываются грубым красным румянцем отчаяния и боли. Кажется, теперь ее душа начала успокаиваться, как и должна упокоиться душа мистера Монро, лежащего в холодной земле далеко от родины и солнечных лучей Техаса.
    Эта прогулка должна была стать последней. Прощальной. Шиван приехала на кладбище во второй раз, чтобы проститься с отцом в последний раз. Она не могла больше оставаться здесь, в неизвестности. Больше ничто ее не держало в этом городке, который стал живым напоминанием всего лучшего, что она когда-то имела. Мисс Монро. Звучит строго и официально. Мало кто звал ее по имени. Для всех здесь она оставалась дочерью известного ученого, который работал на благо проекта Аркадия. Шиван. Странное имя, которое даже не все правильно произносили. Зачем же утруждать, когда можно просто сказать дочь того-то, или мадам Монро. Также и охранник на кладбище. Он вряд ли запомнил имя, но он точно мог сказать, что молодая женщина была здесь ранее, во время похорон. Что она похоронила отца. Что имя ей просто миледи. Ему все равно, сколько гласных содержит фамилия или согласных. Главное, чтобы она ушла до того, как нужно будет закрыть ворота. Здесь кладбище на ночь закрывали. Мисс Монро специально выбрала его, дабы никто не мог пробраться сюда ночью… кроме нее. Да. Она бывала тут раньше. Странное место для девушки, но почему-то лишь смотря на каменные надгробья, ей удавалось побыть наедине со своими воспоминаниями о маме. Теперь к ним присоединилась и память об отце. Вряд ли в ближайшее время Шиван еще раз придет сюда. Возможно, она больше никогда этого не сделает, поэтому остается лишь возложить последний букет на могилу последнего близкого человека и уйти, исчезнуть, как тень в день солнцестояния.
    Она миновала пункт охраны и направилась вниз с холма. За ним нужно было повернуть направо, а оттуда пройти чуть вглубь. Шиван скользила по открытой местности, окруженной могилами, как мрачная черная тень, собирающаяся забрать чью-то душу. На улице холодно. Ветер пусть и не дул в лицо, обжигая своей мерзлотой, но отчего-то кожа стала бледно-белой, почти замерзшей, как обычно рисуют у снежных королев. Губы немного посинели, даже помада не спасала их от сухости и колкости. Аляска – место не с самым приятным климатом. Здесь всегда Шиван замерзала, будто иного состояния быть не могло.
    Ее поступь можно было узнать без всяких затруднений. Она шла не слишком быстро, слегка покачиваясь, но шаг ее отличался уверенностью и выдавал внутренний покой и благополучие. Кризис миновал, как обычно говорят. Все самое ужасное осталось позади. Ушли боль, глупости и безумные поступки, порожденные этой внезапной смертью. Осталась лишь черная картинка, как знак вечной памяти и неисчерпаемой любви.
    Шиван остановилась у новой каменной плиты, которую поставили 24 декабря. Она все еще помнила этот внезапный звонок. Помнила, как сорвалась с празднования наступающего Рождества, как кинулась в аэропорт, как летела с тремя пересадками. И ради чего? Чтобы просто потом увидеть эту плиту, под которой зарыт гроб из красного дерева, обязанный охранять тело усопшего. Она слегка улыбнулась, читая надпись, сделанную мастерами. Это была цитата. Одна из тез фраз, которые так любил повторять ее отец: «Вся история развития человечества – это история развития его идей». Именно это он говорил дочери, когда она сидела с ним в лаборатории, записывая результаты очередных проб. Ей нравилось работать с отцом. Конечно, их жизнь тоже нельзя назвать идеальной. Они часто ссорились, не понимали друг друга во многих вопросах. Однако они оставались семьей. Даже сейчас он часть ее семьи, просто семьи, которая ждет где-то на небесах под неусыпным бдением Господа нашего всемогущего.
    В руках мисс Монро держала букет. Розы, которые удалось найти в каком-то маленьком магазинчике не далеко от небольшого отеля, где поселилась девушка по приезде в город. Их было четырнадцать. Ровно столько, насколько они с отцом пережили мать. Столько, сколько лет они провели вместе, не понимая, что их будет так мало.
    Шиван смотрела на надпись, а глаза болели. Они болели, но слезы не текли по ее щекам, как это должно быть. Просто раньше голубые, они пока что стали серыми. Под стать погоде. Под стать части этой жизни, которую быстрее хотелось пережить. Но на все нужно время. Много времени. Пройдет ни один месяц, прежде чем мысль об одиночестве окончательно станет понятной. А пока что надо просто продолжать жить. Жить ради будущего. Ради того, о чем еще никто не знает, но что обязательно произойдет. И мисс Монро это понимала. Она пришла сюда, чтобы продолжить жить, но для этого нужно было отпустить определенную часть себя, вернуть которую невозможно.

Отредактировано Shoiban Monroe (Пн, 24 Ноя 2014 16:26:32)

+1

3

Известие о смерти доктора Монро было одной из первых новостей, которые услышал в тот день Данте. Они с Ридли сидели в его кабинете, жена, как всегда, сидела на краю стола, перебирая какие-то листы, и недовольно говоря мужу о том, что не хочет идти на прием, который обычно устраивали в его доме. Идти, в данном случае, означало попросту выходить из своей комнаты. Данте усмехнулся, забирая из ее рук пару листков, даже не глядя на нее, и сказал что-то про глупость ее суждений и что-то еще о том, что она, конечно, может, но это не сделает ей чести, породит ненужные слухи и пересуды, а еще, что было куда более весомым доводом, заставит Саманту радоваться и веселиться, ощущая себя победительницей.

А потом этот звонок. Его взгляд, опущенный куда-то среди бумаг и ничего не улавливающий, даже, если бы он и захотел что-то уловить среди этих строчек, цифр, статистики, соглашений и прочего, и прочего. Он думал уже не о бедном докторе Монро, а о том, что это событие, это, безусловно, трагическое событие, заставит Шиван, девушку, с которой Данте давным-давно потерял всякую связь и разорвал последнюю нить, связывавшую их, вернуться на остров.
- Что случилось? - голос Ридли долетал до мужчины словно из-под толщи воды. - Данте? Что такое?
А потом он положил трубку, задержав на старомодном аппарате свою ладонь и переведя взгляд на супругу, сухо выговорил, но все же, немного растеряно:
- Доктор Монро умер. Отец Шиван.

Кто звонил Шиван, чтобы сообщить эту новость, Данте не знал. Ровно, как и не знал, приедет она или нет. Он постарался забыть об услышанном сразу же после того, как попросил Ридли покинуть его кабинет. Нет, он вовсе не придавался ностальгии, не вспоминал времена, проведенные рядом с, как ему тогда казалось, единственной подругой, которая его понимала, не видела в нем монстра, и которая была уверена в том, что способность Данте куда более гибкая и куда более управляемая и мощная, чем он сам думает. Ярлык "не сдвигаемая, не пробиваемая и не развиваемая", который мужчина сам повесил на свой дар, решительно не нравился Шиван, и она упорно, неделя за неделей, пыталась доказать Данте, убедить его в том, что ее точка зрения верна,и ему нужно лишь...
- Довериться. - он пробормотал, останавливаясь и паркуясь на обочине, перед кладбищем. Тоже самое он пробормотал себе под нос в тот день, двадцать четвертого декабря, когда ему сообщили о смерти доктора Монро.

Данте отсутствовал на похоронах. Сослался на множество работы и какую-то Советскую ересь. Впрочем, все это было не так. Он попросту не хотел встречаться с Шиван глазами. Правда, он уже после узнал, что она не успела, и прибыла на остров уже после того, как ее отца похоронили. Сейчас он знал, что девушка здесь, а еще он знал, что мисс Монро собирается покинуть Аляску и, вероятно, теперь насовсем. В планы Шеппарда входила попытка ее отговорить и остановить. Сделать то, чего он не сделал когда-то. Почему? Все просто. Ему казалось, что Монро могла быть права. Ему казалось, спустя столько времени и столько событий, приключившихся в его жизни, что она знала, о чем говорила. Знала, что искала в его ДНК, и знала, к какому результату, в итоге, старалась прийти.

Он ступал легко, как-то бездумно и даже беззаботно по мерзлой земле. Охранник на входе сказал, что молодая девушка действительно приехала и направилась в северную часть кладбища. Он на словах объяснил Шеппарду ,как побыстрее и проще добраться до свежей могилы доктора Монро, и сжимая цветы, которые он купил в цветочной лавке, направился прямиком туда.
Шиван уже стояла перед могильной плитой, в руках она все еще держала розы, и к моменту, когда Данте оказался позади нее, не выпустила их из рук.

- Зная, что в этом мире все несколько иначе, чем думают миллиарды людей, хотела бы ты обладать тем даром, который бы позволил тебе путешествовать во времени? Думала ли о геноме, который распорядился твоей жизнью именно так, а не иначе? - он говорил тихо, с ноткой задора в голосе. Возможно, это было лишним, но именно с такими интонациями и с таким энтузиазмом Шиван обычно смотрела на мир, на геном одаренных и на все, что выделяло их их серой массы обыкновенных людей. В конце концов, все это - лишь набор цепей ДНК, а так же череда случайностей, не так ли?
- Привет. Я подумал, что будет уместно заглянуть сюда и возложить цветы на могилу твоего отца. Он был потрясающим ученым и... Отличным человеком. Мне очень жаль, - Данте смотрит на бледные щеки бывшей некогда подруги, и не двигается с места. С такими как они,с одаренными, всегда нужно держать ухо востро. А что, если за это время в ней открылся телекинез и следующее, что она сделает... Но тут-то Данте кривовато ухмыльнувшись, вспомнил, что даже если и так, это не возымеет нужного эффекта, и наклонился, опуская принесенные цветы на могилу, и не распрямляясь, посмотрел на девушку, протянув руку, желая взять цветы и положить на могилу. Казалось, она окаменела, и сделать это самостоятельно уже не сможет. Слишком много боли. По крайней мере, так пишут в книгах, так говорят люди.

+1

4

__________
     С неба падали мелкие нечастые снежинки, постепенно оседая на холодную землю. Зима на Аляске – это нечто абсолютно удивительное, чего больше нигде и никогда нельзя увидеть. Шиван любила зиму, пусть та и приносила лишь холод, заставляя надевать множество водолазок и свитеров под верхнюю одежду. Девушка уже совсем отвыкла от этого, однако некие приятные ощущения пробивались сквозь призму настоящей реальности. Почти год она не появлялась в этом городке, о существовании которого многие даже не подозревают. Правильно это было или нет – уже не решит ничто. Сейчас важнее будущее, в котором мисс Монро видела себя отнюдь не на заснеженных улицах Ситке. Возможно, нужен какой-то знак, чтобы она передумала и решила бросить то, что приобрела в другой части этой большой страны под названием Америка. Символ чего-то нерушимого и важного, которому она просто не смогла бы сейчас сопротивляться, стоя здесь, в окружении тех, кто возлагал надежды на будущие поколения, погружаясь в самый долгий сон в своей жизни.
     Шиван не обладала острой проницательностью и чутьем. Она не умела читать мысли, не умела видеть будущее. Ей достался один из самых спокойных и мирных даров, о котором другие могут лишь мечтать. Она не знала, насколько Данте рядом, как неотвратима уже эта встреча. С другой стороны, девушка и не пыталась ее избежать. Рано или поздно им бы пришлось встретиться. Все-таки есть вещи, которые не уносит время. Мисс Монро никогда бы не отнесла к ним любовь, потому что это чувство ветрено и безрассудно, оно может приходить, а может уходить. Верность и дружба. Семья. Эти вещи имели большую ценность, чем что-либо иное.
     - Я сочувствую тем, кто видит прошлое и будущее. И тем, кто может путешествовать во времени. И тем, кто читает мысли других, - она протянула цветы мужчине, который уже возложил на могилу свои. – Я бы не хотела уметь перемещаться во времени. Слишком велик соблазн увидеть тех, кого уже давно нет. А предсказывать будущее –  слишком сложно. От этого можно сойти с ума. Я не думаю, что расстановка аминокислот в цепи наших нитей ДНК случайна. Во всем есть своя закономерность. Нужно просто ее найти. Нужно суметь узнать то, что не смогли узнать другие,- ее голос раздавался легким треском на холодном воздухе, который обжигал рот и горло. Взгляд посеревших глаз был устремлен на такое знакомое, но такое далекое лицо, что из воспоминаний уже даже начали стираться его очертания. – Я бы хотела знать, как именно он умер. Но уже никогда не узнаю. Он бы не захотел, чтобы тело вскрывали. А лично я никогда не смогла бы этого сделать.
     Снежинки медленно оседали на зеленый листья цветов, яркие бутоны и шелковые лепестки, создавая морозный узор, достойный высочайшей оценки лучшего в мире мастера. Шиван смотрела на мужчину, пытаясь вспомнить, что именно сделала не так тогда. В последний раз. Но уже не могла вспомнить. Это все кажется таким неважным на фоне жизни, текущей слишком быстро для обычного человеческого разума. На протяжении долгого времени постоянной частью ее жизни были отец и этот одаренный, чьему цвету глаз Шиван всегда завидовала. Подруги приходили и уходили, как и молодые люди, как и коллеги. А оставались эти два взгляда: карих глаз и ярко-голубых, похожих иногда на зеленые, а иногда на что-то, что невозможно описать. Теперь не осталось никого.
    - Здравствуй, Данте, - проговорила она, внимательно вглядываясь в знакомые черты лица. – Тебе не за чем говорить о сочувствии. Не ты виноват в том, что он умер. А пара фраз, сказанных мне, не сможет вернуть его к жизни. Так зачем вообще тратить время и силы на то, что все равно не сможет передать всех эмоций, если они есть, или же просто будет являться тошнотворной маской вежливости, - он слегка передернула плечами, переплетая пальцы рук между собой, медленно водя ими по черной коже перчаток. Наверное, лишь это случайное движение могли выдать ее волнение, зародившееся где-то в душе и теперь поднимающееся стремительно вверх, готовое выплеснуться в еще не осознанные эмоции. Она была рада видеть Данте. Пусть они и потеряли связь, перестав общаться. Пусть их судьбы разошлись. Но все-таки он часть ее прошлого. Одна из лучших частей. Тот, кто в какой-то мере сделал ее такой, какая она есть и какой будет теперь всегда. Он больше, чем брат. Больше, чем может быть муж. Он скорее напоминал отца, которым никогда не являлся и которым никогда не станет. Эти эмоции подобны восхищению, которое порождает доверие, желание помочь. С ним ассоциируется покой, значимость и искренняя вера в то, что возможно все.
     - Я рада тебя видеть,- она легко улыбнулась, насколько могла бы сейчас. – Признаться, мне хотелось с тобой встретиться, - из ее груди вырвался выдох, похожий то ли на смех, то ли на ярость. – Я повидалась за эти дни, наверное, со всеми. А ты так и не появился. Возможно, стоит сказать, что мне повезло, раз я пришла именно сейчас, а не раньше или позже.

Отредактировано Shoiban Monroe (Вт, 25 Ноя 2014 22:29:50)

+1


Вы здесь » Alaska. Arcadia Project » Нити реальности » This is a gift, it comes with a price.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC